Билл Бауэрман – история инноваций сооснователя Nike

Билл Бауэрман

Главный инноватор беговой обуви в США во второй половине XX века – это Билл Бауэрман. Вспоминаем, какие из его творений изменили беговую индустрию и в принципе сделали бег популярным видом спорта в Америке.


«Обувь должна включать три вещи. Она должна быть лёгкой, удобной и должна преодолевать дистанцию».

Билл Бауэрман

В конце 1950-х годов тренер-ветеран лёгкой атлетики Билл Бауэрман был недоволен имеющимися шиповками для бега. Они были сделаны из тяжёлой кожи и металла. Со временем он стал одержим идеей сэкономить граммы в весе обуви, чтобы помочь спортсменам сократить секунды на беговом треке. В результате его поиски привели к переосмыслению конструкции спортивной обуви. Но ещё задолго до этого неутомимое любопытство привело его к целому ряду достижений.

Незаурядная личность

Бауэрман с воспитанником на беговом треке в Орегоне (1969 г.)
Бауэрман с воспитанником на беговом треке в Орегоне (1969 г.)

Бауэрман родился в 1911 году в Портленде, штат Орегон, и во время учёбы в Орегонском университете был отличным спортсменом. Позже он получил известность как тренер по футболу и лёгкой атлетике в старшей школе.

Он участвовал во Второй мировой войне и вернулся с неё с наградами. В 1948 году Бауэрман вновь оказался в своей альма-матер и за 24 года работы привёл университет к четырём титулам чемпиона NCAA по лёгкой атлетике и воспитал 16 бегунов с результатом менее четырёх минут за милю. Далее, в 1960-х годах он ввёл бег трусцой в сообществе Юджина, что помогло развить национальный феномен бега. А в 1972 году был тренером олимпийской сборной США по лёгкой атлетике. 

Бауэрман также был наставником, тренером и другом Фила Найта, вместе с которым в 1964 году он основал компанию Blue Ribbon Sports, предшественницу Nike. Его уверенность и советы помогли первоначальной бизнес-модели компании – импорту и продаже беговых кроссовок из Японии – добиться успеха и роста.

Однако ещё большее влияние оказали собственные инновации Бауэрмана в области обуви. Они сформировали основной принцип Nike, который заключается в использовании знаний спортсменов для разработки преобразующих продуктов.

Самодельная обувь

Билл в обувной мастерской, Юджин 1980 г.
Билл в обувной мастерской, Юджин (1980)

Бауэрман впервые начал заниматься беговой обувью в 1950-х годах. Тогда он направил нескольким обувным компаниям письма с идеями по модернизации кроссовок, чтобы они лучше служили бегунам. Ни одна из компаний не приняла его рекомендации. Разочарованный, но не успокоившийся, Бауэрман взял дело в свои руки и под руководством местного сапожника научился делать обувь.

Для начала он разобрал существующие кроссовки, используя ленточную пилу, и изучил их конструкцию. Затем он «игрался» с металлическими и пластиковыми шипами и собирал различные виды верха на разных колодках. Позже один сапожник из Спрингфилда дал технические советы и показал Бауэрману, как можно делать выкройки обуви.

Испытатель Фил Найт

Фил стал первым студентом-спортсменом, который попробовал оригинальную методику Бауэрмана. В письме Найту от 8 августа 1958 года Бауэрман предложил режим тренировок с отягощением и график бега. В конце письма он написал постскриптум: «Если у вас есть пара обуви, которая, по вашему мнению, могла бы стать хорошими кроссовками, пришлите их мне. Они будут готовы к началу занятий». Бауэрман подогнал по размеру Найта пару ручной работы с верхом из белой прорезиненной ткани. «Такой, какую используют для скатертей, которые можно вытирать губкой», – пояснил он.

Билл Бауэрман и Фил Найт в группе студентов на треке в Орегоне

Фил Найт говорил, что Бауэрман выбрал именно его, чтобы попробовать обувь, потому, что он не был одним из лучших бегунов в команде.

«Бауэрман знал, что может использовать меня в качестве подопытного кролика без особого риска».

Фил Найт

Но какова бы ни была причина, молодой бегун Найт опробовал обувь на тренировке в один из вечеров, но не смог носить её долго. Его товарищ по команде Отис Дэвис заметил прототип и захотел попробовать. Ему так понравились кроссовки, что он не стал их возвращать. Впоследствии Дэвис выиграл чемпионат конференции и золотую медаль в беге на 400 метров на Олимпийских играх 1960 года. Он сделал это в обуви, изготовленной Бауэрманом.

Дальнейшие эксперименты

Бауэрман с ранним прототипом шиповок
Бауэрман с прототипом шиповок

Бауэрман подгонял обувь под своих бегунов, рисуя контур их стопы, измеряя ширину и отмечая индивидуальные особенности, такие как удлинённая пятка или тонкая лодыжка. Он экспериментировал с десятками материалов: кожей кенгуру, бархатом, оленьей шкурой, змеиной кожей и даже кожей рыбы. Всё это было нужно для того, чтобы найти идеальный лёгкий, эластичный и упругий материал. По мере того, как его прототипы становились всё более совершенными и надёжными, он продолжал искать сотрудничества с обувными компаниями, но безуспешно.

В письме, направленном в августе 1960 года в портлендскую компанию с просьбой предоставить сталь для шипов, Бауэрман писал: «Большинство американских обувщиков не интересуется тем, что мы, тренеры, думаем об обуви для бега. Лучшую обувь… в настоящее время делают немцы. Их материал подошвы не слишком хорош, и я могу либо заменить их подошву, либо сделать свою собственную. Я не думаю, что есть какие-либо сомнения, в моей голове, конечно-же, что у меня сейчас есть лучшая обувь в мире. Если бы я только мог найти какого-нибудь хорошего американского сапожника, который бы её сделал».

Сотрудничество с Onitsuka

Билл Бауэрман

Возможность наконец-то появилась, когда Найт установил отношения с японской компанией Onitsuka в 1964 году. Фил был убеждён, что менее дорогие беговые кроссовки из Японии могут работать так же хорошо, как немецкие модели. Впоследствии он и Бауэрман инвестировали 50/50 в бизнес по импорту и продаже беговой обуви, открыв путь для собственных идей Бауэрмана. Тренер выразил свой оптимизм в письме к Оницуке в мае 1964 года: «Я надеюсь, что ваши договорённости с мистером Найтом будут таковы, что я смогу свободно перепродавать идеи, разработанные мной в отношении беговой обуви».

Следующим летом Бауэрман занимался дизайном, а в октябре вместе с женой Барбарой отправился в Токио на Олимпийские игры 1964 года, где участвовали три его орегонских бегуна. Они остались в Японии ещё на неделю, чтобы Бауэрман мог встретиться в основателем и генеральным директором Onitsuka Кихачиро Оницука, а также с С. Моримото, руководителем компании. Бауэрман рассказал о своих идеях и посетил фабрики, чтобы изучить раскройные и сшивающие машины. Он проникся доверием к японскому процессу производства обуви и установил отношения с двумя другими руководителями, что немного обеспокоило Оницуку, ожидающую его будущих прототипов и предложений.

Знаковый перелом

Первый прорыв Бауэрмана произошёл с обувью Tiger следующей весной в 1965 году. Он стал косвенным результатом незапланированного контакта на треке. На соревнованиях орегонский бегун и будущий олимпийский марафонец Кенни Мур во время забега на 880 метров слишком широко расставил ноги на пути обходящего его товарища по команде. В результате ошибки он получил травму на внешней стороне стопы, нанесённой шипом. Эта травма привела к стрессовому перелому и одному из самых долговечных изобретений Бауэрмана.

В начале восстановления Мур тренировался в Onitsuka Tiger TG-22, прыжковых кроссовках, которые Blue Ribbon Sports по ошибке продавали как беговые. Когда рентгеновский снимок Мура показал перелом третьей плюсневой кости, Бауэрман попросил показать ему обувь и быстро разобрал её на части. В ней была губчатая амортизация в пятке и передней части стопы, но отсутствовала поддержка свода.

«Если вы задались целью создать обувь, которая будет сгибать плюсневые кости до тех пор, пока они не сломаются, вы не сможете сделать ничего лучше, чем это», – прорычал в тот момент Бауэрман. «Мало того, резина внешний подошвы изнашивается, как кукурузный хлеб».

Чтобы исправить положение с TG-22, Бауэрман создал беговую обувь с амортизирующей стелькой, мягкой губчатой резиной в носочной части и верхней части пятки, жёсткой губчатой резиной в середине пятки и твёрдой резиновой подмёткой. В июне 1965 года он отправил Onitsuka инструкции и образцы обуви.

Месяц спустя Моримото ответил, подтвердив, что они производят тренировочную обувь в соответствии со спецификацией. Но у Onitsuka было «несколько иное мнение по поводу вставки губчатой резины в пятку». Несмотря на возражения, Бауэрман настаивал на установке в пятку губчатой резины, утверждая, что это поможет облегчить проблемы с ахилловым сухожилием. 

Появление Cortez

Тем летом Мур восстановился после стрессового перелома и пробежал более 1000 миль в последних разработках Бауэрмана. Ранние прототипы Onitsuka имели две отдельные части в области пятки и подушечек пальцев, а также узкую пятку. В конечном итоге это превратилось в полноразмерную промежуточную подошву, которую изначально задумывал Бауэрман, и эта особенность в конечном итоге стала основным преимуществом обуви.

Onitsuka представила разработанную Бауэрманом модель Tiger Cortez, которая в каталоге начала 1967 года объяснялась следующим образом: «Спроектирована как лучшая обувь для бега на длинные дистанции в мире. Мягкая губчатая подошва в области подушечек пальцев и пятки поглощает удары от дороги; подмётка высокой плотности для дополнительных миль износа».

Потребителям это нравилось. Cortez были первой устойчивой и удобной обувью для бега. Она выглядели круто и дебютировали в тот момент, когда бег стал американским увлечением. Его популяризировал Билл Бауэрман и его книга 1967 года «Бег трусцой». Когда Найт и Бауэрман прекратили импорт и распространение беговой обуви через Blue Ribbon Sports и запустили Nike как создателя и производителя спортивной обуви, силуэт Cortez были перенесён на новый бренд. В июле 1973 года журнал Runner’s World назвал Nike Cortez «самой популярной тренировочной обувью для бега на длинные дистанции в США».

Вафельная подошва

Однако Cortez были лишь первым из знаменитых изобретений Бауэрмана, на которые было зарегистрировано восемь патентов, включая обувь с жёстким задником пятки, улучшенным расположением шипов и амортизированной шипованной пластиной. Это был также первый успех в его непрекращающемся стремлении создать самую лёгкую беговую обувь.

Вот что сказал о Бауэрмане первый штатный сотрудник Nike Джефф Джонсон:

«Он считал, что беговые кроссовки могут быть лучше. Он бросил вызов общепринятым представлениям о сцеплении, амортизации, биомеханике и даже самой анатомии».

Джефф Джонсон

Далее Бауэрман попытался создать обувь с отличным сцеплением на различных поверхностях без металлических шипов. Решение пришло во время завтрака в 1970 году, когда он размышлял над углублениями вафли на своей тарелке, покрытой сиропом. Он задался вопросом: «А что если изменить рисунок и сформировать материал с рельефными вафельными решётками?». Впоследствии он взял семейную вафельницу и заменил тесто расплавленным уретаном. К сожалению, Бауэрман забыл смазать вафельницу антипригарным средством и материал приклеился. Несмотря на неудачу, он упорствовал и в конечном счёте создал гибкий, пружинистый и лёгкий резиновый материал. Подошва из него имела рельефный решётчатый рисунок и хорошее сцепление с поверхностью.

Образцы вафельной подошвы
Образцы вафельной подошвы

Команда Blue Ribbon Sports спешила, чтобы представить вафельную подошву на соревнованиях по лёгкой атлетике в Юджине в 1972 году. Нейлоновый верх был доставлен из Японии, а вафельные подошвы были вырезаны вручную из листов резины, изготовленных в Юджине. Ранний сотрудник Blue Ribbon Sports Джефф Холлистер склеил компоненты вместе, создав обувь для горстки участников соревнований, которые могли носить её во время тренировок.

Сделанную вручную обувь прозвали «Moon Shoe» (лунные ботинки) из-за характерного отпечатка, который она оставляла в грязи. Он напоминал лунные следы, оставленные американскими астронавтами во время исторических полётов «Аполлона». Первые варианты были грубыми, но бегунам нравилось ощущение и сцепление вафельной подошвы. Молва об изобретении быстро распространялась. Бауэрман усовершенствовал концепцию и в 1974 году создал легендарные вафельные кроссовки Nike Waffle Trainer.

Кроссовки Waffle Trainer 1974
Кроссовки Waffle Trainer 1974

Резиновые шипы вафельной подошвы обеспечивали отдачу и амортизацию, что нравилось как элитным бегунам, так и обычным любителям. Эти кроссовки, как писал журнал TIME, были «расхватаны армией спортсменов выходного дня, страдающих от ушибов ног». Вафельные кроссовки вывели компанию Nike на мировую карту спортивной обуви, положив начало беспрецедентному росту.

Наследие Бауэрмана как оригинального мыслителя и новатора навсегда останется связанным с вафельной подошвой. Она, как и многие гениальные изобретения, настолько проста и интуитивно понятна, что вызывает немедленный широкий резонанс. Её разновидности и сегодня используются в обуви Nike, как и многие другие достижения Бауэрмана в области инноваций беговой обуви. Например, приподнятая пятка, нейлоновый верх и непрерывная промежуточная подошва.

Обувной идеал Nike эволюционировал, но стремление Бауэрмана создавать продукцию, позволяющую спортсменам раскрывать максимальный потенциал, продолжает подпитывать культуру инноваций Nike. Современные примеры можно найти в таких обувных технологиях, как подошва с вафельным рисунком Nike Free и компрессионная тканая поддержка верха кроссовок Nike Flyknit.


Смотрите также



Поделитесь с друзьями

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии